3. Ломать – не строить

Никогда не слышали поговорку: ломать не строить, душа не болит? Сейчас будем добывать заготовки для поделок.

Обзаведясь минимальным набором инструментов, то есть ножом, молотком, пилкой по дереву, отвёртками, уже можно задумываться, чтобы такое сделать серьёзное? А для серьёзных вещей нужен настоящий материал. И его вокруг нас просто завались! Это старая мебель, которую то и дело выбрасывают на свалку.

Не скажу что знаток современных материалов, но из чего была сделана прежняя мебель представляю хорошо. При этом чем дальше в глубь прошлого века уходит дата изготовления столярного изделия, тем из более качественного материала оно было сделано. А сейчас всё это выбрасывается на свалку, потому как перестало быть модным или износилась обшивка. Я человек деревенский, у меня на свалку мало что отправляется, а старую мебель предпочитаю выносить в сарай. В городской квартире зато можно присмотреть то, что вынесли к свалке другие люди. Обычно хорошие вещи ставят рядом со свалкой, а не кидают в мусорный бак.

Помню, когда работал в Туле и мы снимали квартиру без мебели, мои девочки прибежали однажды радостно возбуждённые:

– Пошли скорее, там шкаф, разобранный вынесли, мы не донесём!

Оказалось, что шкаф разбили на крупные части и поставили рядом с мусорным баком. Шкаф мы занесли с сестрёнкой и дочкой, а я собрал, и мы им пользовались, пока не покинули съёмную квартиру.

В этом году у меня дошли руки разобраться в наших сараях. Всю старую мебель разобрал, сортируя заготовки по размерам и видам. Короткие деревяшки укладывал на полки, в ящики от столов, которые удачно туда вписались. Стенки из ДСП рассортировал по длине, ДВП отдельно к стенке прислонил,

Самые ценные заготовки получил из старых стульев. Судя по всему, стулья были сделаны из бука, а это прочный, твёрдый, а главное сухой материал. Из него можно делать ручки для инструмента, клинья для закрепления ручек молотков и топоров. Древесина на стулья шла добротная, качественная.

Раньше ещё берёзовая фанера в мебели встречалась, но нынче её почти не применяют. Мне попались только ручки на кресле из многослойной фанеры, которую пока не придумал, куда можно приспособить. Фанера – это вам не хрупкие древесно-стружечные (ДСП) и древесноволокнистые (ДВП) плиты. Даже глава семейства отшельников Лыков, столкнувшись с достижениями цивилизации после длительного отшельничества не телевизору или вертолёту удивлялся, а именно фанере:

— Надо же, тонкое дерево, а какое прочное, – цокал языком старый Лыков по описаниям Василия Пескова.

Определение сорта древесины на ощупь – одна из сложных задач. Взять, к примеру, рамки, из которых делается диваны и кресла. Тут чаще всего встречается что-нибудь хвойное. Эта древесина уже мягче, для наладке инструмента её не приспособишь. Хотя очень важно знать, где примерно изготавливалась разбираемая мебель. Для изготовления обычно применяется местная древесина, а сосна сосне рознь, как если это совсем северная сосна или дерево из центральной полосы.

Делал как-то давно детскую двухъярусную кроватку. Делал на глазок, размеры получились не фабричные, раза в полтора больше. На это позднее обратил внимание, когда довелось в магазине увидеть фабричное изделие. Когда дошла очередь до изготовления ограждения, чтобы дочурки вниз не упали с верхнего яруса, попробовал сделать его, укрепив рейку из местной, то есть тульской сосны. Укрепил, а потом легко её переломил, стукнув слегка всего лишь двумя пальцами. Зато лесенка и ограждение из дуба, сделанное из реек той же толщины, могло и меня выдержать, хотя не залезал, но на прочность эти рейки проверил уже с большей нагрузкой. А если бы в моём распоряжении была северная сосна, то в её крепости при той же толщине можно было бы не сомневаться.

Знаете, почему такая разница в прочности? Тут, на самом юге Нечерноземья, сосна года за три, а порой и за два прирастает по радиусу на сантиметр. То есть в одном сантиметре можно насчитать два-три годичных слоя. При этом тёмная, а значит поздняя и самая крепкая древесина видится тонкой линией, а светлая, рано нарастающая и менее плотная занимает всё пространство между тёмными кольцами. Как бы намотана слоями рыхлая светлая бумага чередуется с тонким плотным картоном. А вот северная сосна имеет много-много тонких слоёв, которых в одном сантиметре толщины может быть до ста штук, а каждый слой – это один год! Северная сосна нарастает медленно, много лет, она даже по весу ощутимо тяжелее.

Возможно вы слышали, а кто-то даже видел или ощупывал северных деревянных птиц. У каждой птицы по два крыла и хвост, состоящие из тоненьких деревянных перьев, зацепленных друг за друга причудливыми веерами. Рассказывали, самому видеть не довелось, что птиц этих подвешивали над самоварами на тонких ниточках и они крутились под воздействием тепла. Главная особенность деревянных птиц в том, что они сделаны всего лишь из двух кусков дерева. Тонкие пёрышки потому такими и получаются, что древесина состоит из очень большого количества годичных слоёв. Южная сосна на эту поделку не подходит.

Древесина других хвойных пород в нашей местности в составе мебели не встречается. Ель мягче, чем сосна, но имеет очень твёрдые сучья, кедра тут не бывает по определению, потому как не растёт, тем более нет изделий из пихты или лиственницы. Из последней сделан велотрек в Крылатском, но мы туда добывать заготовки не поедем, хорошо?

Старые кухонные табуретки и, кстати, новые, которые в торговых домах ИКЕА в виде наборов продавались, когда был там в последний раз, лет этак 20 назад, тоже были из берёзы сделаны.

Берёза – дерево замечательное, довольно прочное, а в процессе обработки мёдом пахнет. Но с ней одна проблема, – очень она на влагу реагирует, быстро в негодность приходит. Ещё при сушке сильно коробится, потому домашние мастера из берёзы редко мебель делали, предпочитая хвойную древесину.

Попадание других пород древесины в наши руки при разборке старой мебели вообще мало вероятно, потому как при изготовлении их очень редко применяют.

Ой, вспомнился один момент, когда в начале перестройки меня в новый мебельный магазин в столице занесло. Тогда охранники только в дорогих магазинах появились, не как сейчас, в каждой подворотне по бездельнику.

В тот момент я заехал по своим делам в Москву, время до отъезда оставалось, решил пройтись посмотреть, что изменилось, что появилось нового. Заметив мебельный магазин, мимо пройти не смог, даже напоровшись на недружелюбный взгляд «секьюрити», проскользнул внутрь. Времена уже наступали такие, что мой пролетарский прикид вызывал у гламурной публики брезгливость, хотя ещё совсем недавно практически на любой улице тут был как дома.

Зашёл в магазин я, следом за мной двинулся охранник, прилепился сзади, в затылок буквально дышит, но любопытство было сильнее отвращения осознания моего положения «бедного родственника».

Мебель, на вид, была шикарная! Кожаная и прочая мягкая продукция не стали предметом моего внимания, а вот к дубовым стенкам и кухонным наборам присмотрелся. Всё было сработано на станках, отдалённо напоминая то, что старые мастера делали руками. Ощущая угрожающее дыхание охранника своим затылком, я всё же глянул дверки серванта изнутри, обнаружив, что узкие реечки, создававшие иллюзию тонкой работы, визуально деля застекление на маленькие окошки, крепились нахлёстом к основной рамке металлическими шурупами. Да, тут мне учиться нечему, подумал тогда про себя, продолжая только для своего надсмотрщика изображать восхищение работой заграничных мастеров.

Но кульминацией того дня остался в памяти подслушанный разговор заказчика и продавца. Вернее, мужчина стоял рядом, а его потерявшая былые прелести супруга листала каталоги и обсуждала с «менагером» варианты поставки того, что было выставлено в зале и красовалась на глянцевых картинках. Она тыкала капризно пухлым пальцем, унизанным кольцами, и долго уточняла размеры и комплектацию. Цена «боярыню» не интересовала.

– Вот этот комплект сделан из прекрасного дуба, – вился над ней продавец, называя страны и континенты, откуда поставлялась древесина для изготовления, но дуб её не воодушевил, зато мгновенно встрепенулась, когда тот сменил тактику.

– Как, как вы сказали, – перебила она продавца, предлагающего поставку того же комплекта из других пород дерева, раз дуб не заинтересовал столь «утончённую ценительницу».

– Махагони, – она повторила это слово за продавцом чуть ли не по слогам, пробуя его звучание на вкус.

– Да, вот из махагони и возьмём, правда, милый? – впервые за всё время разговора она перевела взгляд на своего спутника, который тут же нетерпеливо кивнул, одобрив выбор.

С трудом удерживаясь от смеха, я покинул мебельный магазин к вящему удовольствию охранника, занявшего свою прежнюю позицию у входа в помещение.

Так что если при разборке мебели вы ощутите необычную тяжесть обыкновенных на вид бруска или дощечки, то смело можете предполагать, что у вас в руках что-то наподобие «махагони» и гвоздь в такую древесину даже не стоит пробовать забивать. Лучше отложить эту заготовку на время, начав изготавливать свои поделки из чего попроще.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.